Войдите  



Поиск  

Банеры  

Общественный координационный совет

"Гражданская солидарность"

Левое Социалистическое Действие

ОКС «Гражданская Солидарность» (г. Сергиев Посад, Московская обл.)

Фильм "Дурак" - когда лишают выхода

Фильм "Дурак" - когда лишают выхода

PDFПечатьE-mail

В тёмной-тёмной стране, в тёмном-тёмном городе, жили тёмные-тёмные люди. А среди этих тёмных-тёмных людей, правили самые тёмные. Кто-то зажёг маленький огонёк, а к нему подошли, сунули ножик под ребро и так тихо, спокойно сказали: «не надо  так».

В 2014 году вышел фильм Юрия Быкова «Дурак». Несмотря на небольшой прокат в кинотеатрах фильм обрёл некоторую популярность и известность. Картина претендует на критический реализм, на вскрытие гнойников среднего города, которыми полна любая область РФ (видимо, ввиду этого некоторые левые группы пишут положительные отзывы и даже устраивают показы этого фильма).

И действительно, нам показывают как всё плохо. Рядовые работники ЖЭКов воруют, в обществе царит пьянство и наркомания, домашнее насилие – в порядке вещей, а людям начхать друг на друга. Вообще, простые люди выглядят все сплошь либо скотами, либо глупцами и единоличниками.

Дмитрий Никитин, бригадир слесарей живёт в семье патологических пессимистов, которые всем недовольны. Мать постоянно попрекает отца, что тот не ворует на работе, что коллеги-слесаря с ним уже не здороваются. Хотя, нельзя сказать, что так уж они бедствуют - деньги на учёбу у главного героя есть.

«Яблоко от яблони не далеко падает», сын, честен как отец. Вскрыв смертельную опасность для жильцов общаги, он прорывается на юбилей мэра. Мэр созывает своих замов, начальников отделов в администрации и прочих шишек: главного пожарного, главного полицейского и т.п.

Ну и конечно, для реализма они при главном герое начинают обсуждать подноготную друг друга. Кто на чём нажился, кто что украл, кто кого крышует, и почему домам спокойно не стоиться, а всё хотят завалиться. А не гипнотизёр ли Дмитрий Никитин? Не подлил ли он им в бокалы и чашки сыворотку правды?

Мы вынуждены до конца фильма слушать чистосердечные признания чиновников вперемежку с откровенным бредом, про то, что, мол, по их вине врачи и учителя с голоду пухнут. Оговорил их режиссёр Быков, забыл, что учителя и врачи деньги из федерального бюджета получают, а не из местного. Ну да ладно, для пущего ощущения правдивости автора и это сгодится. Надо же Юрию Быкову как-то зрителя к себе расположить, войти с ним в доверительные отношения.

А в итоге что? В итоге скотолюди избивают радетеля Никитина. Избивают за то, что тот их из падающей общаги вывел. Никому-то он, оказывается, не нужен. Ни чиновникам, которые хотят скрыть хищения, ни жителям, которые не хотят на улице жить.

Смотришь такой фильм и думаешь, почему режиссёр-сценарист Быков такое снял. Хотел критического реализма? Зачем тогда нужен честный сантехник? Ну, ладно, допустим, нужно лицо, от которого вести повествование. Нужен человек, через которого развернётся история. Вроде как зрителям не всегда нравится, если повествование идёт через подлеца, вот и взяли дурачка-идеалиста. Ок, если цель – реализм, почему же Дмитрия не убирают вместе с начальником ЖКХ и МЧС? Где это видано, чтобы свидетеля убийства крупных чиновников отпускали? А отпустили его именно за тем, чтобы его быдло из общаги побило. Отпустили его не для реализма, а для того, чтобы Быков мог свою мысль, мысль, враждебную реализму, внушить зрителю.

В общем, режиссёр нам говорит: жизнь плоха, но люди недостойны того, чтобы за них бороться. Люди не понимают, чего им надо, не понимают, когда к ним приходишь с чистым сердцем и желанием помочь. Даже единственного, вступившегося за Никитина жильца общаги, остальные также избивают.

Дмитрий Никитин не тем дурак, что против власти пошёл (некоторые идут против власти, а потом кресла занимают),  а тем дурак, что людям хотел помочь.

Убей его силовики вместе с начальником ЖКХ, и Никитин стал бы мучеником, а, побитый неблагодарной чернью, он – стал дураком. В общем, какая-то деформированная история о Данко, который не смог вывести свой народ из леса, а был им растерзан.

Можно подумать, что создатель фильма на самом деле так экстравагантно хочет донести до зрителя мысль «Мы живём как свиньи и дохнем как свиньи, потому что мы друг другу Никто».

Но нет. Мы ещё вернёмся потом к этой фразе. А пока разберем, почему же для Быкова это – на самом деле не главное. Быков в своих интервью говорит: «Я честно рассказываю о той жизни, которой живёт основная масса населения». Т.е. это не тема-исключение для Юрия Быкова. Это – тема, которая якобы его интересует, это то, чем он хочет делиться со зрителем.

Если бы это был единственный фильм Быкова на тему общественных язв, то мы могли бы его рассматривать изолированно до определённой степени. Мы его нереалистические черты, тупиковость могли бы списать на неопытность, на желание выделиться. Но Быков снял ещё «Начальника» и «Майора», и мы должны окунуться в творчество режиссера глубже.

Короткометражка «Начальник», первый фильм этого автора, с которым мне довелось познакомиться. Фильм рассказывает историю о том, как сотрудник ФСБ убивает двух оглодавших воров. Воры залезли на дачу к герою фильма, угрожали, требовали ценности. Но отец семейства не сдрейфил, достал пистолет. Вывез их в лес и расправился с ним. В КРИ тогда написали хвалебную рецензию, а я уже тогда указал, на отход от реализма. Отход именно в чрезмерной жестокости, жестокости, несвойственной изображаемой ситуации.

«Майор». Фильм демонстрирует, что порыв правды, порыв справедливости должен и будет удушён как окружением, так и внутренностью самого человека. Главный герой, майор полиции Соболев сбил ребёнка. Его хотят выгородить, но это требует давления, избиений родителей ребёнка. Соболев (майор) хочет сознаться, только всё зашло уже слишком далеко. Избитый отец ребёнка хочет устроить самосуд. Он убивает начальника ОВД. Затем убивают отца, чтобы избавиться от свидетелей. На очереди мать ребёнка. И тут Сергей Соболев проявляет характер, он окончательно решает во всём сознаться, спасает мать сбитого им же ребёнка от своих коллег. Но когда коллеги говорят, что если он не застрелит женщину, они убьют его – Соболева – жену и новорожденного ребёнка, он, плача, пускает пулю в затылок свидетельнице.

Итак, беспросветная тьма – это не атмосфера «Дурака», это – атмосфера всех авторских работ режиссёра Быкова. Берётся более-менее типичная проблема, немного сгущается. Затем возникает нетипичный герой, против проблемы восстающий.  В конце проблема неотвратимо расправляется с искателем правды. При этом желательно показать, что проблема господствует тотально. Так Быков осудил мать убитого ребёнка в «Майоре», когда та промолчала на вопрос, отвела бы она своего мужа в полицию, если бы тот сбил ребёнка. Быков в этом фильме попытался замкнуть круг тёмной безысходности на то, что жертвы полицейского произвола сами ничуть не лучше, просто не имеют власти.

На чьи же деньги сняты эти фильмы? На деньги «Фонда Кино», а также Министерства культуры. А чего вы ждали от государственных и окологосударственных структур? Поощрения социальной активности?

Министерство культуры нам как бы намекает – ребята, жизнь плоха, но для вас, если вы её хотите изменить, жизнь может стать ещё хуже, или вообще закончиться.

Да, конечно, и «Майор», и «Дурак» полны обличения, полны подчас философских и мировоззренческих фраз со стороны главных героев, но только вот жизнь их съедает. Мол, не надо идти против установленных порядков, «тут так принято».

Но жизнь иная. Не везде клановость, семейственность господствуют. Игнорировать это – значит оставлять искорку надежды для тех, кто готов жертвовать ВСЕМ.

Собственно «Дурак» - это и есть инъекция апатии тем, кто готов жертвовать всем. «Майор» – безысходность для тех, кто хочет лучшей, более честной и светлой жизни, но не может поступиться ради этого семьёй, «Дурак» - безысходность для тех, кто может поступиться всем.

Но ради творения такой мрачной безвыходности Быков идёт против реализма не только в деталях сюжета, но и в типичных социальных отношениях.

Производитель «Дурака» обманывает дважды, сначала, когда изображает народ абсолютно инертным и лишённым всяких претензий на лучшую жизнь (неизвестно даже, работают ли в массе жильцы), потом, когда выбирает для своих псевдореалистических экспериментов тему расселения аварийных домов, тему общежитий.

Как раз таки, уж где-где, а в аварийных домах, люди активно настаивают на своих правах. Очень часто они пишут жалобы, ходят на приёмы, приводят телевидение, проводят митинги и пикеты. А уж об общагах и говорить глупо. В Москве именно жители общежитий, которым отказываются предоставить жильё, являются одним из тех небольших отрядов, который освоили левые активисты. Именно они обивают пороги Департамента жилищного строительства, ходят в Администрацию президента, баррикадируются в домах и т.д. и т.п. У них своя организация Движение Общежитий Москвы.

В общем, зритель получает сначала пилюлю «доверия» в виде открытия тотальной коррупции, потом клизьму лжи, затем горчичник мизантропии, и, наконец, новопассит для социального успокоения. Такой фильм может только отбить желание заниматься социальной проблематикой.

При этом, почему, несмотря на ошибки и ложь о жителях общежития, фильм сохраняет некоторый реализм?

Потому, что воюя по содержанию с социальными движениями, по форме он воюет с абстрактным гуманизмом.

Главный герой не принадлежит к коллективу общаги, не является социальным активистом, который мог бы передать им ценный опыт. Он пришёл спасать тех, кто (по лживому сценарию) спасаться не хочет и тем более не хочет прилагать никаких усилий.

За это он и поплатился. Не совестливость, не действие по традиции всеобщей гуманности, не гипертрофированная ответственность может двинуть борьбу. Старая мораль, наследуемая с советских времён, должна отмереть и отомрёт. Прежде, чем все начнут думать обо всех, люди научатся думать об интересах своего коллектива (трудового/жилищного/коллектива пациентов). Только коллективная борьба ЗА СВОИ интересы может быть основой социального движения. А активисты, в т.ч. и совестливые, пришедшие по порыву альтруистического сердца, могут быть полезны только в такого рода движениях.

Вообще линия наследования честности от отца к сыну вызывает воспоминания ещё об одном фильме. Корейский фильм «Король обольщения» рассказывает о том, как тяжело жить, говоря всегда правду (рекомендую посмотреть).

Только в «Короле обольщения» всё наоборот. Сын должен вернуть 200 тыс. $. Его мать взяла в долг, чтобы за взятку продвинуть честного отца по карьерной лестнице. И теперь мафия-коллекторы угрожают семье. Ради спасения родственников главный герой (страховой агент) должен научиться льстить, уговаривать, втираться в доверие, в общем, быть милым любому потенциальному клиенту, как говорится: «без мыла в ж**у влезть».

Чем кончается этот фильм? Главный герой становится гуру подлизывания, но объединив вокруг себя ряд недовольных, отправляет антигероя (богатого бизнесмена в возрасте, жениха своей молодой возлюбленной) за решётку. Более того, герой понимает степень своей деформации и сам отказывается от жизни с любимой.

Что мы видим? В первом случае, идя в русле труистской морали, слесарь Никитин защищает тех, кому его защита до фени, и в результате бит, а антагонисты-чиновники в основном сохраняют положение (обойдясь малой кровью). Во втором случае главный герой, поступившись труистской моралью, достигая своих целей, объединяет вокруг себя людей со схожими целями и побеждает капиталиста.

Буржуазия рисует нам, что человек не может переломить систему коррупции, несправедливости, угнетения правдивостью.  Она же рисует нам, что играя по её правилам, мы можем достичь кое-каких результатов.

Но нам нужны другие результаты. Нам нужно не борьбу выводить из правдивости, не свои высокие моральные качества, гуманизм конвертировать в улучшение жизни, нам нужно ОРГАНИЗОВЫВАТЬ РЕАЛЬНУЮ КОЛЛЕКТИВНУ, СОЦИАЛЬНУЮ БОРЬБУ, чтобы эта борьба порождала простор для ПРАВДЫ. Не бороться за кого-то, а бороться вместе с коллективами.

Ответ лежит не в плоскости морали, а в плоскости социального действия. Там, где система переламывается, там, где основывается новое, там есть место правде, там критика и открытость – эффективный метод социальной конкуренции; там, где система закостенела, где структура господства чиновников и буржуазии постоянно воспроизводит себя, там, в чести лизоблюдство.

Для победы правды нужны не пережитки старой морали, оставшиеся от прежних поколений, как советские медали, лежащие в шкафу, или памятники Ленину, стоящие ещё на площадях. Для победы правды не нужны лизоблюды, стремящиеся подстроиться под господ. Для неё нужен новый взлёт борьбы, когда организованные трудовые массы захотят изменить свою жизнь. Причинами такого подъёма могут быть лишь объективные изменения в классовой структуре, положении масс.  Задача же социальных активистов – организовать тех, кто хочет менять жизнь.

Напоследок о Быкове: не думаете ли вы случайно, что буржуазия даёт своему врагу получать деньги со съёмок «Ёлок 1914», «Ранеток» и прочей попсы?

НКВД

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

   
| Суббота, 24. Июня 2017 || Designed by: LernVid.com |
JoomlaWatch Stats 1.2.9 by Matej Koval