Войдите  



Поиск  

Банеры  

Общественный координационный совет

"Гражданская солидарность"

Левое Социалистическое Действие

ОКС «Гражданская Солидарность» (г. Сергиев Посад, Московская обл.)

"Алиби" для центристов (Кагарлицкого и Ко) в демократическом движении?

"Алиби" для центристов (Кагарлицкого и Ко) в демократическом движении?

PDFПечатьE-mail

Вчера, 15 октября на площадке «Алиби» прошла интересная дискуссия, организованная клубом "Коломенский куст".

Название дискуссии звучало: «Кто такие левые сегодня? Актуальная картина левого движения в России».

Планировались подпункты:

"1. Кто такие левые сегодня?

2. Является ли марксизм основой идеологии левых в наши дни?

3. По каким признакам сегодня можно считать партию или другую общественную организацию левой?

4. Какие левые организации в России в настоящее время соответствуют с этим признакам?

5. Актуальная политическая повестка левых в России? Есть ли? Какая она?

6. Почему у левых не получается консолидироваться?

7. Прогнозы развития левого фланга (появление новых, исчезновение старых организаций, союзы, глобальные изменения)?"


Это - тот пример, когда содержание движения не соответствовало форме, и содержание перестраивает форму. В результате дискуссия свелась к вопросам, «Кто такие левые? Как левым относиться к демократическому движению?»

Основным выступающими были Борис Юлин, Борис Кагарлицкий, Олег Румянцев.

Всего в зале собралось около 60-ти человек, представляющих разные организации и политические направления.

Юлин начал с весьма полезного и интересного методического вступления. Его мысль сводилась к тому, что характеристика организации как левой относительна. Организация сегодня левая, завтра может стать правой даже без изменения своих позиций. Дело в том, что левизна

и правизна организаций определяются относительно существующего режима. В этом вопросе, Юлин проявил себя как диалектик. В качестве примера он привёл одну из партий Дании. На момент создания в 19 веке партия выступала с прогрессивных буржуазно-демократических позиций и носила название «левой» партии. Сейчас же она имеет ровно те же позиции, но по факту является одной из наиболее правых партий в этой стране (автор не ручается за точность изложения истории данной партии, но суть именно такая).


Борис Юлин указал, на то, что сам критерий левизны это – прогрессизм в «традиционном западном понимании». При этом он не уточнил, что именно он в это вкладывает.

Несмотря на в целом хороший методологический подход, Юлин на практике сделал ошибочные выводы. Всё демократическое движение он обозвал либеральным, а из этого вывел, что оно правое, т.к. либерализм стоит правее существующего режима. Исходя из этого, он выступил против участия в общедемократическом движении, сотрудничества с буржуазно-демократическими силами.

Ечков задал Юлину вопрос, почему же либеральные экономические требования не попадают в резолюции общедемократических митингов, разве буржуазные-демократы не левые, когда выступают за буржуазно-демократические свободы?

На это был дан, крайне слабый ответ, мол, Прохоров стал одним из символов болотного движения, а значит, оно имеет либеральную направленность, и, что Латынина выступает за имущественный ценз на выборах. Но когда интересно Прохоров был лидером движения? Никогда, также как и Латынина. Последняя же вообще известна в довольно узких кругах.

Борис Кагарлицкий в своём сделал выступлении весьма спорное добавление в определение левых Юлина, мол, левые всегда выражают интересы определённых классов. Пример он привёл душераздирающий. По мнению Кагарлицкого социал-демократы запада защищают рабочий класс , не покушаясь, правда, на устои капитализма. И это он утверждает тогда, когда социал-демократы Европы проводят либеральные реформы. Интересы каких классов желает выражать сам Кагарлицкий, стало ясно из его выступления.

Кагарлицкий дошёл до отрицания своей же позиции. Сначала он поддержал Юлина в том, что нельзя сотрудничать с буржуазными демократами ввиду либеральной программы многих их партий. Затем он заявил, что вставать на сторону режима против «либералов» было бы глупо, потому, что у них одна и та же экономическая программа. Мол, у правительства тоже экономическая программа либеральная.

Но, тогда возникает закономерный вопрос: если и у правительства и у буржуазных демократов либеральная экономическая программа (хотя последние не включают её в резолюции митингов, а власти заявляют о ней, но закроем на это пока глаза), то при прочих равных условиях, «либералы» левее правительства своей демократической позицией! Т.е., даже если развить логику самого Кагарлицкого (неверную центристскую логику), выходит, что «либералы» - левые в самом широком смысле слова.

Дальше Кагарлицкий заявил, что «либералы» слабы и не имеют общественной поддержки, не потому, что народ любит существующую власть, а потому, что боится возвращения в 90-е.

Кагарлицкий требовал от левых быть самостоятельной силой, указывал на необходимость ведения «оборонительной» борьбы в интересах «среднего класса», который по его словам средним классом не является.

На деле, позиция отказа от поддержки и правительства и демократического движения, в современных условиях, означает самоустранение левого движения из борьбы, или его частичную поддержку правительства против дем. движения.

Последним из основных выступающих был Румянцев. Его позиция сводилась к пропаганде социал-демократических идей в плохом смысле этого слова. Он выступал за социальное партнёрство, ответственный бизнес и прочие сказочки о классовом мире. В целом Румянцев поддержал необходимость участия в демократическом движении, делая периодически реверансы в сторону националистов.

По окончанию небольшого перерыва, дали возможность высказаться желающим, представителям различных организаций. В большинстве они исповедовали сектантскую или полусектантскую тактику изоляции от демократического движения. Особенно «порадовало» выступление товарища из АКМ-ТР, который говорил о наказах Донченко не иначе, как о библейских заповедях. Были, правда, выступления и в пользу некритического союза с мелкобуржуазной демократией.

Батов рассказывал что, прежде всего надо объединяться не с «либералами», а с людьми.

Был и экстравагантный гость – Анатолий Вассерман. Он призывал бороться вместе с национальными производителями против национальных компрадоров.

Тов. Ечков также посчитал, необходимы высказаться.

Он начал с того, что указал прогрессивный диалектический подход Юлина к понятию левизны. Ечков в качестве критериев левых привёл борьбу за расширение участия масс в управлении обществом и ограничение частной собственности, начиная от прогрессивного налогообложения и кончая полным обобществлением.

Прежде чем переходить к вопросу блоков представитель Союза Трудовой Бедноты Московского Региона сделал отступление. «Батов сказал, что надо объединяться с людьми. Мне вспомнилось, как недавно гастарбайтеры побили полицейских. Когда арестованных опрашивали, один сказал: «когда драка началась, билась толпа, полицейские и люди», так вот спрашивается, с какими людьми хочет объединяться Батов? Кого он считает за людей? На какой класс он хочет ориентироваться?»

Далее он перешёл к классификации левых, выявлению их блоков.

Охранителей, как например правое крыло КПРФ, «Суть времени» Ечков вовсе не отнёс к левым.

Буржуазные и оппортунистические левые: левое крыло КПРФ, «Справедливая Россия», в широком смысле «Солидарность».

Между  оппортунистами и центристами лежит граница признания революции. Центристы хотя бы на словах признают её, оппортунисты - же нет. Это с формальной точки зрения разделяет оппортунистов и центристов.

Центристы, как Борис Кагарлицкий апеллируют к «среднему классу», к рабочей аристократии, получающей долю от империалистических сверхприбылей. Центристы не желают бороться со своим империализмом, грабящим другие народы. Россия экспортирует капитал, грабит страны СНГ, северный Кавказ, её империалистические компании грабят народы по всему миру. Например, «Зарубежнефть» грабит Вьетнам, Кубу, Боливию, Венесуэлу.

Без понимания того, что империализм, делясь, долей сверхприбылей с наёмными работниками, создаёт слой рабочей аристократии, невозможна революционная борьба. Рабочей аристократии не нужна социалистическая революция, она заинтересована в сохранении своего империализма. Но об этом не желает знать Кагарлицкий. Центристы не желают бороться за освобождение российских колоний, они не понимаю, что выковывая цепи другим народам, россияне куют цепи сами себе.

Империализм делит наёмных работников на рабочую аристократию и пролетариат.

Центристы предпочитают пугать нас возвращением в 90-е. Для пролетариата не факт, что 90-е с их бесплатным высшим образованием, медициной, транспортными и иными льготами, низкой квартплатой хуже 2000-х. Кагарлицкий вольно или невольно играет на руку путинскому режиму, демонизирующему 90-е, тогда как в 90-е демократические свободы были куда шире.

Завершил своё выступление Ечков освещением позиции по демократическому движению.

Именно демократическое движение сейчас актуально, если бы это было не так, то сегодня дискуссия не вертелась бы вокруг него. Однако все выступления сводятся именно к нему. Кагарлицкий требует самостоятельного классового движения. Но, к сожалению, классовая борьба пролетариата не настолько ещё сильна, чтобы игнорировать демократическое движение.

«Антикап» собрал 500 человек, тогда как демократическое движение собирает десятки, сотни тысяч человек – вот цена слов Кагарлицкого о самостоятельности левых в современный момент.

Левым необходимо участвовать в демократическом движении. Участвовать в выборах в координационный совет оппозиции, чтобы пропагандировать через дебаты революционную, пролетарскую позицию. Пройдя в «совет» они должны использовать его для смещения влево движения, для разоблачения либералов и националистов. Однако, возможно, что заниматься этим несколько поздно, не исключено, что движение переживает спад. В принципе же буржуазные массы, являющиеся основной базой демократического движения на сегодня, не способны совершить демократической революции в РФ. База этого движения слишком мала.

Левые в демократическом движении должны проводить революционно-пролетарскую позицию, выделяя из движения пролетариат, вовлекая самые широкие пролетарские массы в движение, захватывая его.  – Так закончил выступление Ечков.

Стоит сказать, что ближе всего к этой позиции по вопросу участия в КСРО было выступление Дениса Разумовского из КРИ, за исключением непонимания с его стороны классовой природы движения.

НКВД

PS: видео с мероприятия http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=m9LJNgVgNdI

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

   
| Воскресенье, 22. Октября 2017 || Designed by: LernVid.com |
JoomlaWatch Stats 1.2.9 by Matej Koval