Митинг 24 декабря, Москва - без революционной организации невозможна демократическая революция

Митинг 24 декабря, Москва - без революционной организации невозможна демократическая революция

Печать

Митинг 24 в Москве собрал народа не меньше, а значительно больше, чем митинг 10 декабря. Это говорит о том, что власть сумела достать так глубоко, что протестный потенциал имеет большой запас. Кроме того подготовка к митингу 24 декабря носила более организованный, планомерный характер. Власть своим хамством тоже "подогрела" людей. Кому понравится, когда его называют бандерлогом или презервативом? Это может вызвать только справедливый гнев. Однако во многих регионах России численность митингов снизилась. Такие процессы говорят о спаде стихийного возмущения в народных массах. Люди не могут выходить на улицы круглый год под лозунгом отмены результатов выборов в ГД от 4 декабря.

Изменился и расклад флагов в массе народа. По сравнению с 10 декабря увеличилась доля красных и чёрных флагов, доля же имперок уменьшилось. На сцене же произошли противоположные изменения. Количество левых выступающих уменьшилось, зато появились националисты. Да и среди ведущих не осталось левых. Появление националистов на сцене выразило их организованное присутствие и среди митингующих, но что выразило появление на сцене Кудрина и Касьянова, Собчак? Касьянов «замечательно» зарекомендовал себя ещё в конце девяностых (был председателем минфина), затем в первой половине двухтысячных (был председателем путинского правительства). Кудрин так вообще до недавней отставки с поста председателя министерства финансов всем был доволен, Путин и сейчас называет его своим другом. Собчак, которая промывала мозг зрителям ТВ, никогда не отличалась оппозиционность. Сейчас она выступает с пропутинских позиций. Что означает их появление? Они это - крайне правая часть движения. Они представляют интересы крупного капитала в протесте. Им не нужна революция (здесь они сходятся с большинством либеральных вождей). Собчак так вообще со сцены говорит, что и власть собравшимся не нужна! А нужно лишь добиться влияния на власть. Кудрин и Собчак это – прямые агенты влияния монополистической буржуазии в рядах оппозиции. Суммарно появление Кудрина, Собчак, националистов на сцене говорит о смещении руководства протестом вправо, хотя массы левеют, и классовый состав их смещается в сторону пролетариата (смотри краткие предварительные итоги соц. исследования).

Как это возможно, каков механизм процесса поправения руководства?


Напомним читателям, что организация митинга 10 декабря носила во многом стихийных характер. Именно тогда либералы сумели создать свой оргкомитет и захватить лидерство в нём из-за организационной слабости и распылённости левых. Однако ввиду стихийности создания этого комитета и наличия некоторой силы за левыми Илья Понамарев и Анастасия Удальцова вошли в этот комитет на равнее с такими людьми как Рыжков, Немцов, Митрохин, Навальный и т.д. Этот комитет строился на принципе личных связей, и формировался сверху, в него не могли быть выдвинуты участники, а могли только кооптироваться. Немцов, на предложение Понамарёва расширить комитет, сделать его более доступным для масс (а это означало бы его неминуемое полевение), ответил отказом.

Такой поворот событий привёл к тому, что Пономарёв, левые (которые к тому времени начали создание нечто напоминающего свой комитет) социальщики, правозащитники, социал-либералы объявили о создании  Инициативной Группы (ИГ). Эта группа качественно отличалась от немцовского орг.комитета (ОК) тем, что строилась на принципах примитивистской демократии. На её собраниях принимали участие все желающие, так же как и в рабочие группы мог вступить любой. Это обеспечило группе широкую базу от анархистов до нацистов. В целом в группе преобладали умеренно левые настроения. Несмотря на то, что многие аспекты подготовки митинга группа взяла на себя (такие как написание резолюции, подготовка списка выступающих, организация безопасности, техническое обеспечение и т.д.), она осталась в заложниках у орг.комитета. Все заявители входили в ИГ, но также они входили и в ОК и ассоциировали себя в большинстве, прежде всего, с ним. ИГ стала зависимой от ОК, но в тоже время, и ОК не мог игнорировать ИГ, потому Немцов и некоторые другие посещали собрания Инициативной группы.

В целом работа ИГ была на руку ОК, т.к. она выполняла часть организации митинга, но не обладала достаточной силой чтобы опрокинуть ОК. В результате 22 декабря ОК с участием Навального инспирировало практическое самоубийство ИГ. Навальный находился всё это время в заключении, но на заседание 22 декабря он появился. Был выдвинут председателем собрания. По его и Немцова инициативе была отменена резолюция, разработанная редакционной комиссией. Более того, Навальный добился признания излишности резолюции. Он вёл собрание крайне авторитарно, многие люди так и не дождались возможности высказаться, на голосования ставились только предложения самого Навального.

Была подвергнута сомнению система определения выступающих. Ранее была принята система 66% - интернет голосование + 34% кандидаты ИГ, если не будет наложено вето участниками ИГ. Было решено дать слово кандидатам, набравшим наибольшее число голосов в интернет опросе, а также дать квоту правым и левым, причём количество квот не было ясно.

В конце концов, работа ИГ была поставлена под сомнение, а дата следующего собрания не была назначена. Так Навальный, который не вёл никакой работы в ИГ, за одно заседание сумел развалить её работу, да так, что этого большинство и не поняло.

Но всю низость и подлость либеральных вождей показывает тот факт, что на следующий день, на своём орг.комитете они приняли свою (кастрированную) резолюцию и сообщили, что представители их комитета будут утверждать выступающих!

Фактически ИГ была разбита, а вместе с ней потерпели порожение и левые. От левых выступило всего 3 человека, пожалуй относительно неплохое выступление было у Сергея Удальцова – лидера Левого Фронта.alt

Оппортунисты и центристы идут на шаг позади либералов. Когда надо принимать самое активное участие в стихийных протестах 5,6,7 декабря, многие просыпаются только к 6, а некоторые к 7 декабря. Когда нужно покрыть митинг на Болотной площади своими трибунами (т.к. звукоусиление было на митинге крайне слабым), наводнить его листовками, они не делают этого. Зато, они пытаются устроить альтернативные трибуны на митинге 24 декабря, где был отличный звук, и эти трибуны никому особо не нужны были; зато они распространяют охапки листовок, тогда когда либералы уже собирают охапки контактов людей, пришедших на митинг!

На кого похожи эти люди? Они похожи на человека, который видит дождь за окном и, выходя на следующий день на улицу в солнечный день, берёт зонт.

После этого митинга, у всякого коммуниста, социалиста, человека желающего революции должны пройти всякие иллюзии относительно революционности наших либералов. Они, НИКОГДА не сделают даже демократической революции, даже цветной. Они, связанные с крупной буржуазией не заинтересованы в революции. Не надо думать, что они молчат о ней (о революции) или вовсе её хают, т.к. боятся преждевременности или ответственности. Нет, она им просто не нужна. Им нужно, чтобы власть пошла на достаточные демократические уступки, они получили возможность влиться в ряды гос.монополистического капитала, и всё! Демократическая революция нужна мелкой буржуазии, но и она в условиях империалистического государства, буржуазного государства может пойти на соглашение. В нынешних условиях, только пролетариат может последовательно добиваться демократических свобод, провести революцию. Но его революция не может быть исключительно демократической, революция в которой будет участвовать пролетариата должна быть и социалистической. Это, однако, не исключает возможности вынесения демократических и умеренно социальных требований несколько загодя перед требованиями социалистическими.

Но всё это остаётся пустыми абстрактными рассуждениями до тех пор, пока нет организации. Кто поведёт на акции протеста пролетариат, если не революционная организация? Кто сможет развернуть эти акции в революционном ключе, если не дисциплинированная организация революционеров? Думаете, хватит левого комитета, куда проходит кто угодно в каком угодно составе? Где принимаются необязательные ни для кого решения. Но ведь именно этот комитет «координировал» тормозные попытки левых участвовать в движении.

Что же необходимо делать тем, кто относит себя к коммунистам, революционерам?

1)      Добиваться роспуска немцовского орг.комитета. Этот комитет нисколько не демократичнее путинского правительства. Этот пункт относится в значительной мере и к правому крылу Левого Фронта – Пономарёву, Удальцовой. До тех пор, пока существует немцовский орг.комитет либералы будут «править балл» на всех акциях протестов.

2)      Формировать на местах революционные фронты, которые бы находясь на широких принципах (но не программах), могли бы объединить дисциплиной всех, кто выступает за свержение власти буржуазии, ликвидацию частной собственности, ликвидацию буржуазного государства.

3)      От лица этого фронта жёстко вести переговоры со всеми другими политическими силами, в том числе и с либералами о возможности создания нового орг.комитета в котором у революционеров была бы возможность проводить свою линию.

4)      Организованно отслеживать настроения масс на акциях протеста, собирать контакты. Хотя бы так, как это делалось людьми близкими к Революционной Линии (см. об здесь).

В том случае, если этого не будет сделано, левые останутся на обочине движения. Возможно ещё не слишком поздно! Всякий массовый подъём, подобный нынешнему, ясно показывает необходимость широкой революционной организации, невозможность играть хоть сколь-нибудь самостоятельную роль в её отсутствии!

ПС: краткие предварительные итоги соц. исследования.

Исследование, проводилось всего в двух точках митинга, было опрошено чуть более 60 человек. От людей требовалось отметить требования, которые они бы поддержали/выдвинули бы, а также указать свой статус (напр., рядовой наёмный работник, управленец, работаю на себя и т.д) и доход.

Общий состав опрошенных следующий: пролетариат и полупролетариат – 11%, широкие мелкобуржуазные слои (рабочая аристократия и др.) – 49%, собственники средств производства – 20%, пенсионеры, студенты, безработные – 10%, управленцы - 10%. Видно, что на митинге преобладают буржуазные классы общества, однако большую долю имеет наёмный труд и в частности пролетариат.

Как и ожидалось, практически 100% поддерживают демократические требования, однако видна тенденция, что чем больше доход, тем умереннее требования. Второй по популярности группой требований стали требования социальной защиты – более 60% (такие как повышение з/п, бесплатная медицина и образование). Примерно столько же получили требования, носящие интернационалистический характер (свобода преремещения рабочей силы, равенство национальностей). Примерно половина опрошенных желает либерализации экономики (уменьшения налогов для бизнеса, приватизации), причём наиболее распространены эти требования как и следовало ожидать среди классической буржуазии и управленцев.  Более 40% выступают за требования социалистической направленности, такие как национализация и/или прогрессивное налогообложение. Наибольшую тягу к этим требованиям проявляет пролетариат и беднейшие неработающие (безработные, студенты, пенсионеры). Националистические требования выдвигает порядка трети опрошенных. Наибольшую тягу к национализму проявляет классическая буржуазия, среди которой за националистические требования выступила половина.

 

НКВД

» Новости || » Москва