Войдите  



Поиск  

Банеры  

Общественный координационный совет

"Гражданская солидарность"

Левое Социалистическое Действие

ОКС «Гражданская Солидарность» (г. Сергиев Посад, Московская обл.)

Идеология

Фромм, гуманизм, «нормативный гуманизм»

PDFПечатьE-mail

«Не читал, но осуждаю» - заведомо уязвимая позиция по отношению к чему-либо. Можно, конечно, изучить суть вопроса по критическим статьям и по энциклопедиям, но апологет обсуждаемого автора/произведения всегда может сказать: «не читал – не лезь»; «а что ты думаешь о мысли высказанной в такой-то работе/на такой-то странице?». До недавнего времени в таком уязвимом положении я находился относительно воззрений Фромма.

Не беда, если явление малоизвестное/незначимое, тогда можно ограничиться общими представлениями и игнорировать полемические выпады апологетов.

Время идёт, и то, что ещё вчера было мало распространено, сегодня может завладеть значимой людской базой.

В 90-х, когда российский империализм ещё только вступал в свои права, давил очаги сопротивления на «собственной территории» на Кавказе, когда ещё только совершал первые конвульсивные движения, такие, как бросок на Приштину,  не было новой империалистической мелкой буржуазии, а значит в РФ не было массовой базы для «новой левой» идеологии. «Новая левая» представляла интерес лишь для отдельных интеллигентов, небольших кружков, максимум для части студенчества, тяготеющего к анархизму, но не становилась идеологией хоть сколь-нибудь крупных организаций, движений. Сегодня российский империализм сложился, классовая структура приобрела ясные контуры, и естественно, империалистические и монополистические сверхприбыли породили довольно широкие паразитические слои. На эту-то социальную базу и ложится «западный марксизм», идеология непролетарской левой.

alt           alt

Эрих Фромм – один из центральных идеологов Франкфуртской школы.  Именно с его работой «Здоровое общество» я и был вынужден познакомиться (мельком, отрывочно я просмотрел и другие работы). Судя по основной тематике и затронутым вопросам, «Здоровое общество» – одна из центральных его работ, т.к. раскрывает в себе его профессиональные (Фромм - психиатр) и политические взгляды, их взаимодействие и синтез.


Обновлено 19.08.2013 23:10 19.08.2013 23:07
 

По поводу националистического погрома на Манежной площади 11 декабря

PDFПечатьE-mail

11 числа на Манежной площади в Москве прошла акция футбольных фанатов. Политическую окраску этой акции задавали националисты ДПНИ (движение против нелегальной иммиграции), «Славянская сила» и др. Скажем, что большинство организованных футбольных фанатов и так являются людьми «правых» взглядов. Митинг перерос в погром, в ходе которого пострадали мигранты, а по некоторым данным были и убитые. Поводом для беспорядков стала смерть Егора Свиридова в ходе уличной драки. Он был убит выстрелом из травматического пистолета. Стрелял уроженец Кабардино-Балкарской республики, Аслан Черкесов. Сегодня нельзя точно сказать, кем была начата драка. Находящийся под следствием Черкасов утверждает, что выстрелы были произведены в ходе самообороны. Участники драки с «русской» сторонызаявляют, что оборонялись как раз они, при этом почему-то никто из участников драки с этой стороны не был взять под стражу. Нужно также указать и на то, что Свиридов был участником футбольного фанатского движения и входил в спартаковскую «Фирму» «Union». «Фирмы» это – организованные группы фанатов, поддерживающих тот или иной клуб. Поддержка может проявляться в организации поездок на матчи, а может и в драках с «фирмами» других клубов. Зачастую «фирмы» связаны с националистическими движениями. Потому, возможно, имело место разжигание конфликта как с «русской» стороны, так и с «кавказской» в целях упреждающих русский национализм (ни для кого не секрет, что русские националисты нападают на приезжих с Кавказа и стран Азии).

24.03.2011 19:52
 

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПОСТПОСТМОДЕРНИЗМА – ЭКСПЛУАТАЦИЯ АЛЬТРУИЗМА В ЭПОХУ ПОСТПОСТМОДЕРНИЗМА

PDFПечатьE-mail

Примечание Революционной линии:

Данная публикация крайне интересна поскольку рассматривает момент, обычно игнорируемый большинством левых - связь экономических процессов с изменением типа духовной культуры. При этом публикация данного материала не означает полного согласия с его содержанием и выводами. Так, весьма проблематичный характер носят утверждения о том, что эпоха постпостмодернизма началась лишь с 2008 года, что образовалась отдельная реальность денег. Малоправдоподобными выглядят утверждения о люмпенизации верхушки буржуазии. Вызывает вопросы некритическое отношение автора к идеалистическим высказываниям Гердера. Выводы статьи носят весьма спорный характер. Почему пролетариат либо вместе со "средним классом" (широкими мелкобуржуазными слоями) выступит против "сверхбогатых", либо "сверхбогатые" разыграют карту фашизма? А что, не может быть, что "средний класс" будет длительное время дезориентирован, будет дифференцироваться, а тем временем организованный пролетариат возьмёт власть? Или не может быть так, что ещё более вероятно, что "средний класс" расколется в процессе борьбы пролетариата и госмонополистического капитала?

В общем, основная ценность статьи - описание процессов изменения типа современной культуры. 






Эпоха постпостмодернизма началась в 2008 году, когда экономический кризис подвел окончательную черту под постмодернизмом. По своей сути постпостмодернизм  является аналогом гегелевского “отрицания отрицания”. Характеризуется возвращением духовных ценностей и понятия субъекта, отмененных постмодернизмом, а также теорией постсекулярного мира. При этом все ценности объявляются равнозначными, а понятие абсолютной истины исчезает как   таковое.

Проявлением этого в экономической науке стало появление книги Дж. Акерлофа и Р. Крэнтон “Экономика идентичности”, которая формально, исходя из ее подзаголовка, должна была описать, как идеалы и социальные нормы определяют, кем человек работает и сколько зарабатывает. И как  сказано авторами: “Наше обсуждение идентичности и полезности простирается от карусели до геноцида”.  Но, на самом деле, как показал в своей рецензии Илья Смирнов (1), книга эта совершенно о другом. Ведь собственно об экономике – то есть хозяйстве, общественно-полезном труде – речь почти не идет. Так, первый развернутый пример из сферы производства – “механическая мастерская в Чикаго” – появляется только на 68 странице. “Причем проблема “мотиваций” и “идентичностей” здесь рассматривается с очень определенной точки зрения: как начальству наладить “наблюдение за работниками” (1). Зато в книге много говорится о том, как с помощью “идентичности” сокращать затраты на вознаграждение работников. Например, в армии “сосредоточенность военных на том, что “служба превыше себя”, и их уход от ориентации на вознаграждение предполагают..., что идентичность военных может заменить собой выплату вознаграждений”. “Этот (военный) кодекс поведения является идеалом и для рабочей группы”. Причем вопрос о целях, на которые работает военная машина, справедливая война, несправедливая, вообще не ставится. Т.е. цели безразличны. Те же мысли высказываются и в отношении гражданских профессий. Так “авторы настойчиво проводят разделение работников на две категории: “работники являются инсайдерами, имеющими те же цели, что и их организация” или аутсайдерами, если просто делают за деньги то, что велено” (1). Но при этом в книге, посвященной мотивациям и идеалам, идеалы как таковые  вообще отсутствуют, для авторов они не важны. В ней нет понятий пользы и вреда, добра и зла. На первый план у авторов выходит “правильный менеджмент”, который стремится к тому, “чтобы работники стали мотивированными инсайдерами, а не отчужденными аутсайдерами”, вне зависимости от того, чем занимается организация: спасением детей или ростовщичеством. При этом важным становится то, что “инсайдер готов работать больше за меньшую зарплату. Когда разница в зарплате достаточно велика, компании выгодно инвестировать в изменение идентичности работников”. То есть новая экономическая наука (“экономика идентичности”) сводится к технологиям по манипулированию людьми (1). Также она дополняется вышеупомянутой равнозначностью ценностей и вытекающих из них норм поведения, благодаря чему работник больше не может затрагивать интересы работодателей (капиталистов), а также тех, кто в принципе работать не хочет, так как их идентичности равнозначны, а навязывать свою идентичность другим нельзя. По сути, эта работа является теоретическим обоснованием перехода капитализма на мобилизационный вариант после кризиса 2008 года, когда сугубо прозаические отношения работника с хозяином при традиционном капитализме (один продает рабочую силу – другой покупает за определенную сумму) заменяются новыми, при которых появляется необходимость побуждения работника трудиться “не корысти ради, а с бравым энтузиазмом, как в армии” (1), не задавая вопросов об условиях своего существования.     В то же самое время от прежней эпохи нам остались визуализация сознания, в результате которой происходит демонтаж понятийного аппарата человека (о чем рассказывал в своей лекции из цикла “Академия” на телеканале Культура философ Валерий Подорога), и его мозаичность, дополненная политкорректностью, плюрализмом моралей, т.е. их равноценностью. При этом главным отличием от предыдущих эпох становится то, что мораль и духовные ценности перестают быть самодостаточными и определяющими развитие человека и общества, а становятся лишь средством  для получения прибыли (например, вследствие использования религии или альтруизма).


Обновлено 08.07.2013 23:33 08.07.2013 23:20
   

Майкл Мур - мелкобуржуазный критический реализм

PDFПечатьE-mail

Это не первая моя работа на тему искусства и в частности, кинематографа. Ранее мне приходилось писать о фильмах, так или иначе связанных с критическим осмыслением действительности, но фильмы эти не были реалистическими, ни «Обитаемый остров», ни «Аватар» и прочие. Во время написания тех работ у меня появился интерес к критическому реализму, искусству, которое не на далёких аллегориях, но отталкиваясь от общественного контекста, на жизненных ситуациях показывает несправедливость общества, необходимость его изменения.  Прочитав некоторые книги Золя, Стендаля, Джона Рида, Горького и др., я заинтересовался современным критическим реализмом.  Я ждал выхода фильма Майкла Мура «Капитализм: история любви». Тем более, что мне рекомендовали его впротивовес фантастическому «Аватару». Фильм вышел ещё в 2009 году, однако, не получил на мой взгляд должного распространения и оценки.

24.03.2011 19:47
 

Худшая статья МежРП

PDFПечатьE-mail

Уже несколько лет я знаком с  Международной Рабочей Партией (МежРП) и газетой этой организации («Подъём», ранее «В борьбе за социализм»). Хотя в целом газета и организация имеет троцкистский, центристский характер, мне отчасти были близки и интересны позиция по Чечне, разбор бюджетов и некоторые другие статьи.

Обновлено 24.03.2011 21:12 24.03.2011 19:45
   

Страница 6 из 9

<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Следующая > Последняя >>
   
| Воскресенье, 22. Октября 2017 || Designed by: LernVid.com |
JoomlaWatch Stats 1.2.9 by Matej Koval