Войдите  



Поиск  

Банеры  

Общественный координационный совет

"Гражданская солидарность"

Левое Социалистическое Действие

ОКС «Гражданская Солидарность» (г. Сергиев Посад, Московская обл.)

Прочие

Трудовая миграция в России

PDFПечатьE-mail

Когда делался этот доклад для МУССа, тема иммиграции в Россию была актуальна, но, конечно, не так остра как сейчас. Уже через каждый день СМИ трубили о зверских преступлениях иностранных мигрантов, об убийствах и изнасилованиях, о кражах и продаже наркотиков. Трубили они о том, как бравые полицейские проводят задержания. При этом в СМИ куда больше говорили и говорят о преступлениях мигрантов, нежели россиян, хотя, и в абсолютном и в относительном исчислении именно россияне совершают больше преступлений.

Отдельно нужно сказать о том, что внутренних мигрантов из кавказских республик, удерживаемых в составе РФ травили примерно также, как и внешних мигрантов.

Время шло, и мы столкнулись с тем, что антимигрантская тема на какой-то период стала главной темой российского информационного поля. Нарастание доли антимигрантской истерии в информационном пространстве можно представить в виде следующих ступеней, каждая из которых вела к вершине ненависти и заштампованной глупости:

постоянные сюжеты о преступлениях среди мигрантов + разговоры о введении визового режима/ужесточении миграционного законодательства ->

межэтнические столкновения на периферии России + дело Магомедова-Расулова, закрытие Матвеевского рынка->

ТВ-шоу-облавы на мигрантов ->

мигранты – центральный вопрос агитации на выборах мэра Москвы + концентрационный лагерь в Гольяново->

погромы в столицах – Бирюлёво, Апраксин Двор

Таким образом, мы видим, что тема иммиграции властями через СМИ была вытащена в центр поля зрения обывателя, причём в таком ключе, чтобы вызвать наиболее истерическую антимигрантскую реакцию. Мимо этой повестки не смогли пройти и оппозиционные силы. Так, Координационный Совет Оппозиции, ныне почивший, запятнал себя тем, что принял заявление, требующее введения визового режима со странами Средней Азии. Левые в своей массе реагировали вяло и только революционные (СТБ, КГС, активисты в Екатеринбурге) и левоцентристские (КРИ, РСД, ЛевСД) силы активно выступили против демонизации мигрантов. КПРФ же обеими руками поддержала власть и призывает к введению визового режима (доклад Зюганова несколько отступил от этого, но остался вне пропагандистского аппарата КПРФ).

За последнее время написано достаточно и о мифах криминагенности мигрантской среды и о гуманизме, который де, не позволяет делить людей по цвету кожи и форме черепа. Однако, недостаточно разобраны причины, порождающие миграцию, связь миграции и безработицы.


Обновлено 15.10.2015 14:41 11.03.2014 00:35
 

Права человека, либерализм, ЛГБТ в преподавании и левом движении

PDFПечатьE-mail

Как обучают в современных ВУЗах? Я случайно познакомился c преподаваемой в РГГУ трактовкой противоречия религиозной и светской концепции прав человека. В руки мне попала статья Александра Кырлежева «Взаимоотношение концепции прав человека и религиозных ценностей», рекомендованная студентам к домашнему изучению. Полезно и интересно разобрать эту статью саму по себе, но предварительно нужно сказать и о её авторе.

Александр Кырлежев родился в 1957 году, закончил биологический факультет Московского Государственного Университета Культуры, а затем в 1985 Московскую духовную семинарию. После этого он участвует в работе "Журнала Московской Патриархии". Сейчас продолжает заниматься около политико-православной публицистикой, является научным консультантом Синодальной Богословской комиссии РПЦ. Одной из основных тем, поднимаемых им, является концепция изменения роли и места религии в постсекулярном мире.

Согласитесь весьма необычный выбор автора для ознакомления с вопросом о разнице светской и религиозной концепции прав человека. Конечно, кто-то скажет, что такой источник – проявление плюрализма, что время требует от образованного человека ознакомления с различными взглядами на проблему. Что ж, историография взглядов на проблему сама по себе уже даёт много для решения самой проблемы.

Однако Кырлежев – весьма нетипичный источник. Читать взгляд Кырлежева по вопросам прав человека, казалось бы, не то же самое, что читать взгляд Смита или Маркса на вопросы частной собственности, рыночных отношений, предшествующую каждому из них политэкономию. Хотя Смит и Маркс стояли на разных т.з., в том или ином виде, эти точки зрения стали типичными для очень больших групп людей. Потому, даже буржуазия вынуждена хотя бы кратко, хотя бы искажая, но знакомить студентов с марксистским взглядом. А нужно ли знакомиться с Кырлежевым учитывая, что это человек, придерживающийся взглядов православного либерализма, входивший в редакционную коллегию такого христианско-либерального журнала как «Континент»? Нужно ли знакомиться с взглядами не завоевавшими популярности? Полагаю, в данном случае это полезно. Статья А.И. Кырлежева весьма показательна и интересна, его материал осветил рельефно положения некоторых идеологий в вопросе прав человека.

Кырлежев пишет о светской концепции:

«Каждый человек обладает определенными правами и свободами в силу рождения, принадлежности к человеческому роду (или виду homo sapiens). Соответственно, источником этих прав является порождающая человека природа, или мир как природа.

…люди сами устанавливают законы общежития, так как кроме природного пространства и обладателей прав человека в мире больше ничего нет. Человеческий индивид является не просто основным, но и последним в ценностном отношении элементом социальной реальности, суверенной единицей, не подлежащей ни какому-либо делению, ни смешению или слиянию с другими единицами. Правами человека в собственном смысле являются права индивидуальные.»

Во-первых, очевидна полная внутренняя противоречивость этого взгляда, концы не сходятся. Вроде, с одной стороны, природа даёт в силу рождения человеку права, но с другой-то стороны «люди сами устанавливают законы общежития, так как кроме природного пространства и обладателей прав человека в мире больше ничего нет.». Вины Кырлежева в том нет, что концы не сходятся, наоборот он ищет способ синтеза, включая в природу весь мир, да только потом, всё равно, вынужденно возвращается к концепции естественных прав (это увидим ниже, через несколько абзацев). Такая внутренняя логическая противоречивость – врождённый порок либерализма.

Обновлено 04.11.2015 02:08 18.12.2013 16:30
 

Михаил Александрович Лифшиц. Диалектика современности. (Дискуссионный материал)

PDFПечатьE-mail

20 сентября этого года исполняется 30 лет со дня смерти выдающегося  философа и эстетика ХХ века Михаила Александровича Лифшица. Незадолго до своей кончины, предчувствуя будущее слияние  Советского Союза с мировой капиталистической системой, он написал в своих заметках, что это может произойти в двух различных формах: или cоюза основного производительного  населения России и Запада против бюрократов и капиталистов, или союза бюрократов и капиталистов против производительного населения. Эту проблему Лифшиц  так или иначе стал  поднимать перед интеллигенцией после смерти Сталина в статье о Мариэтте Шагинян 1954 года (появление статьи в тот момент вызвало эффект разорвавшейся бомбы и привело к снятию А.Твардовского с поста главного редактора журнала “Новый мир”), а проявляться она началась еще с 30-х годов, когда обозначилось, кто фактически оказался у власти – “мелкие лавочники, наряженные коммунистами”, по определению Лифшица, данного им в одном из писем к Г. Лукачу. К нашему сожалению, в итоге сбылся второй вариант.

По сути жизнь и творческая деятельность Михаила Лифшица похожи на приключенческий роман. Все начиналось  в конце 20-х годов, когда он стал вести борьбу с вульгарным марксизмом, упрощавшим действительность, представители которого призывали  директивно управлять литературой (В. Ермилов, громивший Маяковского, В. Кирпотин, А. Фадеев). В 30-е годы Лифшиц продолжил эту деятельность, совместно с Г. Лукачем работая в журнале “Литературный критик”, где было создано литературно-философское “течение” 30-х (в него также входили В. Гриб, Б. Александров, Е. Усиевич, И. Сац,примыкал А. Платонов). В то время в журнале печатались статьи, защищавшие настоящих писателей от псевдопролетарской критики. В 1940 г. Постановлением ЦК ВКП (б) журнал был закрыт после докладной записки А. Фадеева и В. Кирпотина в ЦК ВКП  (б). Тогда Лифшица обвиняли в декадентстве и шпенглерианстве. В конце 30-х, работая в Третьяковской галерее, он практически воссоздал ее полноценную экспозицию. В 1937 г. Лифшиц был свидетелем защиты на суде над В.И. Антоновой, сотрудницей Третьяковской галереи, обвиняемой в подготовке покушения на Сталина. В 1941 г. Лифшиц выступил в защиту арестованного Г. Лукача. В Великую Отечественную войну М. Лифшиц воевал в Пинской флотилии, попал в окружение, при выходе из которого был ранен. Позже на фронте познакомился с А. Твардовским. После войны Лифшицу не дадут защитить докторскую диссертацию и будут травить за “космополитизм”. Диссертация была защищена гораздо позже. Это не сломило его, и в 1954 г. он одним из первых выступил против сталинской интеллигенции cпамфлетом “Дневник Мариэтты Шагинян”. Памфлет сблизил Лифшица с “оттепельной” интеллигенцией. Но эта близость продолжалась недолго. В середине 60-х после публикации ряда статей  Лифшиц будет заклеймен ею как ортодокс и ретроград. К этой оценке присоединятся и перекрасившиеся бюрократы от культуры (А. Дымшиц, М. Храпченко). В результате он был забыт на долгие годы, его имя замалчивалось или повторялись те же обвинения. При этом надо подчеркнуть, что взгляды М. А. Лифшица, критиковавшиеся в разное время с совершенно противоположных позиций, никогда не менялись. Сами же его критики, соединившись в союз в середине 60-х, изменив свои взгляды и в перестройку начав громить Советский Союз с демократических позиций, уже в наше время перейдут на либерально-рыночные и консервативно-охранительные позиции.

Обновлено 20.09.2013 15:30 20.09.2013 15:26
   

Фромм, гуманизм, «нормативный гуманизм»

PDFПечатьE-mail

«Не читал, но осуждаю» - заведомо уязвимая позиция по отношению к чему-либо. Можно, конечно, изучить суть вопроса по критическим статьям и по энциклопедиям, но апологет обсуждаемого автора/произведения всегда может сказать: «не читал – не лезь»; «а что ты думаешь о мысли высказанной в такой-то работе/на такой-то странице?». До недавнего времени в таком уязвимом положении я находился относительно воззрений Фромма.

Не беда, если явление малоизвестное/незначимое, тогда можно ограничиться общими представлениями и игнорировать полемические выпады апологетов.

Время идёт, и то, что ещё вчера было мало распространено, сегодня может завладеть значимой людской базой.

В 90-х, когда российский империализм ещё только вступал в свои права, давил очаги сопротивления на «собственной территории» на Кавказе, когда ещё только совершал первые конвульсивные движения, такие, как бросок на Приштину,  не было новой империалистической мелкой буржуазии, а значит в РФ не было массовой базы для «новой левой» идеологии. «Новая левая» представляла интерес лишь для отдельных интеллигентов, небольших кружков, максимум для части студенчества, тяготеющего к анархизму, но не становилась идеологией хоть сколь-нибудь крупных организаций, движений. Сегодня российский империализм сложился, классовая структура приобрела ясные контуры, и естественно, империалистические и монополистические сверхприбыли породили довольно широкие паразитические слои. На эту-то социальную базу и ложится «западный марксизм», идеология непролетарской левой.

alt           alt

Эрих Фромм – один из центральных идеологов Франкфуртской школы.  Именно с его работой «Здоровое общество» я и был вынужден познакомиться (мельком, отрывочно я просмотрел и другие работы). Судя по основной тематике и затронутым вопросам, «Здоровое общество» – одна из центральных его работ, т.к. раскрывает в себе его профессиональные (Фромм - психиатр) и политические взгляды, их взаимодействие и синтез.


Обновлено 19.08.2013 23:10 19.08.2013 23:07
 

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПОСТПОСТМОДЕРНИЗМА – ЭКСПЛУАТАЦИЯ АЛЬТРУИЗМА В ЭПОХУ ПОСТПОСТМОДЕРНИЗМА

PDFПечатьE-mail

Примечание Революционной линии:

Данная публикация крайне интересна поскольку рассматривает момент, обычно игнорируемый большинством левых - связь экономических процессов с изменением типа духовной культуры. При этом публикация данного материала не означает полного согласия с его содержанием и выводами. Так, весьма проблематичный характер носят утверждения о том, что эпоха постпостмодернизма началась лишь с 2008 года, что образовалась отдельная реальность денег. Малоправдоподобными выглядят утверждения о люмпенизации верхушки буржуазии. Вызывает вопросы некритическое отношение автора к идеалистическим высказываниям Гердера. Выводы статьи носят весьма спорный характер. Почему пролетариат либо вместе со "средним классом" (широкими мелкобуржуазными слоями) выступит против "сверхбогатых", либо "сверхбогатые" разыграют карту фашизма? А что, не может быть, что "средний класс" будет длительное время дезориентирован, будет дифференцироваться, а тем временем организованный пролетариат возьмёт власть? Или не может быть так, что ещё более вероятно, что "средний класс" расколется в процессе борьбы пролетариата и госмонополистического капитала?

В общем, основная ценность статьи - описание процессов изменения типа современной культуры. 






Эпоха постпостмодернизма началась в 2008 году, когда экономический кризис подвел окончательную черту под постмодернизмом. По своей сути постпостмодернизм  является аналогом гегелевского “отрицания отрицания”. Характеризуется возвращением духовных ценностей и понятия субъекта, отмененных постмодернизмом, а также теорией постсекулярного мира. При этом все ценности объявляются равнозначными, а понятие абсолютной истины исчезает как   таковое.

Проявлением этого в экономической науке стало появление книги Дж. Акерлофа и Р. Крэнтон “Экономика идентичности”, которая формально, исходя из ее подзаголовка, должна была описать, как идеалы и социальные нормы определяют, кем человек работает и сколько зарабатывает. И как  сказано авторами: “Наше обсуждение идентичности и полезности простирается от карусели до геноцида”.  Но, на самом деле, как показал в своей рецензии Илья Смирнов (1), книга эта совершенно о другом. Ведь собственно об экономике – то есть хозяйстве, общественно-полезном труде – речь почти не идет. Так, первый развернутый пример из сферы производства – “механическая мастерская в Чикаго” – появляется только на 68 странице. “Причем проблема “мотиваций” и “идентичностей” здесь рассматривается с очень определенной точки зрения: как начальству наладить “наблюдение за работниками” (1). Зато в книге много говорится о том, как с помощью “идентичности” сокращать затраты на вознаграждение работников. Например, в армии “сосредоточенность военных на том, что “служба превыше себя”, и их уход от ориентации на вознаграждение предполагают..., что идентичность военных может заменить собой выплату вознаграждений”. “Этот (военный) кодекс поведения является идеалом и для рабочей группы”. Причем вопрос о целях, на которые работает военная машина, справедливая война, несправедливая, вообще не ставится. Т.е. цели безразличны. Те же мысли высказываются и в отношении гражданских профессий. Так “авторы настойчиво проводят разделение работников на две категории: “работники являются инсайдерами, имеющими те же цели, что и их организация” или аутсайдерами, если просто делают за деньги то, что велено” (1). Но при этом в книге, посвященной мотивациям и идеалам, идеалы как таковые  вообще отсутствуют, для авторов они не важны. В ней нет понятий пользы и вреда, добра и зла. На первый план у авторов выходит “правильный менеджмент”, который стремится к тому, “чтобы работники стали мотивированными инсайдерами, а не отчужденными аутсайдерами”, вне зависимости от того, чем занимается организация: спасением детей или ростовщичеством. При этом важным становится то, что “инсайдер готов работать больше за меньшую зарплату. Когда разница в зарплате достаточно велика, компании выгодно инвестировать в изменение идентичности работников”. То есть новая экономическая наука (“экономика идентичности”) сводится к технологиям по манипулированию людьми (1). Также она дополняется вышеупомянутой равнозначностью ценностей и вытекающих из них норм поведения, благодаря чему работник больше не может затрагивать интересы работодателей (капиталистов), а также тех, кто в принципе работать не хочет, так как их идентичности равнозначны, а навязывать свою идентичность другим нельзя. По сути, эта работа является теоретическим обоснованием перехода капитализма на мобилизационный вариант после кризиса 2008 года, когда сугубо прозаические отношения работника с хозяином при традиционном капитализме (один продает рабочую силу – другой покупает за определенную сумму) заменяются новыми, при которых появляется необходимость побуждения работника трудиться “не корысти ради, а с бравым энтузиазмом, как в армии” (1), не задавая вопросов об условиях своего существования.     В то же самое время от прежней эпохи нам остались визуализация сознания, в результате которой происходит демонтаж понятийного аппарата человека (о чем рассказывал в своей лекции из цикла “Академия” на телеканале Культура философ Валерий Подорога), и его мозаичность, дополненная политкорректностью, плюрализмом моралей, т.е. их равноценностью. При этом главным отличием от предыдущих эпох становится то, что мораль и духовные ценности перестают быть самодостаточными и определяющими развитие человека и общества, а становятся лишь средством  для получения прибыли (например, вследствие использования религии или альтруизма).


Обновлено 08.07.2013 23:33 08.07.2013 23:20
   

Страница 3 из 5

<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 Следующая > Последняя >>
   
| Среда, 16. Августа 2017 || Designed by: LernVid.com |
JoomlaWatch Stats 1.2.9 by Matej Koval