Войдите  



Поиск  

Банеры  

Общественный координационный совет

"Гражданская солидарность"

Левое Социалистическое Действие

ОКС «Гражданская Солидарность» (г. Сергиев Посад, Московская обл.)

Какая может произойти революция в России?

Какая может произойти революция в России?

PDFПечатьE-mail

Внимание! В статью внесено добавление: "Дополнение в статью от 5 июля".

Возникшее в декабре 2011 года массовое протестное движение создало новые реалии политической жизни в России. Столь массовых (до сотен тысяч человек) протестов в столице не было 15-20 лет. Без понимания, что произошло, без верного анализа происходящего невозможно выработать правильной линии действий. Отсутствие такой линии, отказ от изучения ситуации с классовых, ленинистских позиций демонстрирует большинство левых России. Одни впадают в сектантство, не придавая значения демократическому движению (напр. РРП, отчасти КРИ, отражает их рабочизм, сектантство), другие в буржуазных объятиях либералов полностью (ЛФ – мелкобуржуазные левые) или частично (РСД, ФЛС) забыли об интересах пролетариата, третьи мечутся зигзагами (РКСМ(б)), четвёртые подгоняют реальность под свои схемы, изображая, будто массы поголовно уже протестуют против неравенства, угнетения, социальной политики государства, а не против нарушения демократических норм (в том числе на выборах) (КГС).

Ужесточение режима

В начале июня бутафорская Госдума, Совет Федерации и президент Путин законодательно урезали право свободы собраний, почти изъяли его у большинства населения. Нет, формально никакого коренного пересмотра законодательства не произошло, лишь позволили местным властям немного ограничить митингующих в выборе места проведения акций, а так, ничего такого…, кроме того, что подняли штрафы за нарушение порядка проведения в 100 раз (!)

и обозначили как правонарушение «массовое одновременное пребывание граждан в общественных местах».  Этим власть государственно-монополистического капитала ещё раз разделила жителей России на 2 части: богачей, для которых политика – капиталовложение, и всех остальных, для которых массовые акции были способом бороться за человеческие условия жизни. Первым позволено заниматься политикой (да и деньги на штраф, если что, у них есть), вторым уличная политика станет теперь не по карману. Один из депутатов-единороссов на заседании ГД возмущался тем, что «несистемные» оппозиционеры, вложив 1000 рублей в проведение акции, засвечиваются на ТВ, а им (серьёзным политикам) информационный повод, такой как съезд, обходится в миллионы. Закончил он тем, что надо, мол, заканчивать с малобюджетной (на деле мелкобуржуазной и пролетарской) политикой!


Первые ласточки нового закона уже прилетели. Справедливороссу Олегу Шеину уже выписали штраф за коллективное пение песен времён ВОВ. Левому Фронту отказали в заявке на митинг под предлогом того, что заявители имели административные правонарушения в этом году и т.д.

Режим, естественно, не только законы переписывает, режим использует уже существующие полицейские законы, беззаконие,  для репрессий против демократического движения.

Против участников первого «марша миллионов» режим развернул беспрецедентные репрессии: избиения на самой акции, сотни задержанных, десятки вызовов на допрос, уголовные дела, выбитые двери жилищ, обыски и аресты. Таков ответ власти монополий на нежелание общества успокоиться с окончанием выборного цикла, на нежелание смириться с их властью, властью их президента.

Власть буржуазии не только проявляет себя более агрессивно, она стремится к внутреннему укреплению. Этим вопросом он занимается уже почти год. Из последних мер, бросающихся в глаза,  можно отметить:  усиление позиций националиста Рогозина во власти, введение Мединского на должность министра культуры. Произошли изменения и в руководстве МВД. В отставку отправили замминистра Смирного  и начальника главного управления собственной безопасности Драгунова. Они в значительной мере провалили реформу полиции, как ещё сказать,  если, по некоторым данным,  часть сотрудников МВД (источник пишет, что более 200-от) в письменной форме отказались участвовать в работе на «марше миллионов», а во время протестов после 6 мая двое сотрудников полиции отказались участвовать в задержаниях? Посмотрим, что же толкнуло режим к ужесточению?

Развитие движения и реакция

Повышение налогообложения, тотальное всевластие монополий в соединении с чиновничьим беспределом, коррупция, отказ в диалоге с обществом – вызвали недовольство среди мелкобуржуазных масс.

Нарастающая бедность пролетарских масс, низкие зарплаты и пенсии,  их дальнейшее обесценивание, несоблюдение трудового законодательства, сокращение социального обеспечения,  коммерциализация образования и медицины, полицейский беспредел – всё это  вызвало недовольство низов общества.

На эти условия жизни, и без того вызывающие гнев, наложились последствия экономического кризиса, общая экономическую неопределённость.

Недовольство в 2011 году вылилось в существенное снижение популярности «Единой России».

«Единая Россия» не могла законным путём обеспечить большинства в ГД, а для дальнейших реформ, для проведения своих интересов, монополистическому капиталу такое большинство необходимо (если только он не переходит к фашизму).

Власть, с одной стороны, пошла на создание «Народного фронта», а с другой стороны, на массовые фальсификации. Участки, на которых фальсификации удалось пресечь, показывают проигрыш «ЕР» с результатами часто менее 30%, это вскрывает масштабы декабрьских вбросов, фальсификаций протоколов и т.д.

Столь явный обман на выборах в думу стал последней каплей, поводом для протестного подъёма. В Москве и Питере, других городах РФ люди начали массово выходить на стихийные и полустихийные акции протеста. Их не устроила повальная фальсификация, они не смирились с обманом. В первую неделю десятки тысяч людей стали выходить на улицу. Власти делали хорошую мину при плохой игре. С одной стороны, в Москву нагонялись десятки тысяч военнослужащих, бронетехника; с другой стороны, мобилизовывались путинята. В СМИ, контролируемых властью, всякие протесты тогда игнорировались, либо рисовались как что-то совершенно незначимое, малочисленное.

Т.о. первой реакцией властей было подавление, подавление по-старому, на основе старых норм права и правоприменительной практики.

Наступило 10 декабря, наскоро образованный орг.комитет (либералы + мелкобуржуазные и буржуазные левые + деятели культуры и искусства), наполовину слив протест, организовал шествие от площади Революции до Болотной площади с митингом на последней.

Митинг стал одним из самых массовых за новейшую историю РФ (около 100 тыс. чел). Его проведение прорвало как информационную блокаду, так и стену самоуверенности власти. При этом митинг проходил под крайне поверхностными лозунгами «отмены результатов выборов», даже просто антипутинские лозунги на нём не были господствующими.

После этого, после митинга на проспекте Сахарова (ещё более массового), власти начали обещать демократические реформы, и даже небольшую часть своих обещаний выполнили.

С другой стороны, усиление митингов в Москве и Питере 4 февраля сопровождалось ослаблением протестов в остальной России, тогда как  движение в целом продолжало и по составу и по направленности иметь преимущественно мелкобуржуазный характер. Этот митинг уже начал осторожно позволять выступающим заговаривать о социальных проблемах, но лейтмотивом по-прежнему были «честные выборы»; антипутинизм, начиная с этого митинга, стал господствовать.

К середине весны движение приутихло, одновременно от него начали отваливаться «звёзды». Медведев продолжал играть в демократию, приглашая оппозиционеров на встречи.

В конце весны произошёл новый, для многих неожиданный, подъём движения. Причём, к этому времени от движения отпали и наиболее правые либералы, а часть их начала смещаться влево. Левые же на первом «марше миллионов» вообще оказались господствующей силой. С этого-то момента власть и начала вести новую политику - политику закручивания гаек (хотя, отчасти эта политика велась параллельно с «демократизацией»). Одновременно движение попыталось принять новые формы, такие как «оккупаи» и «контрольные прогулки», но со временем и под давлением властей эти формы сошли на нет. Несмотря на это, второй «марш миллионов» 12 июня стал ещё более массовым, чем первый. На нём даже Немцов начал касаться социальной тематики.

Революционная ситуация?

Складывается ли, сложилась ли революционная ситуация? Или, быть может, революционная ситуация уже упущена?

Для этого надо ответить на три основных вопроса:

Могут ли верхи управлять по-старому? Есть ли в них существенный раскол?

Хотят ли низы жить по-старому? А если не хотят, то, какие классы, и в каком соотношении?

Есть ли революционный субъект?

Итак, мы видели, что верхи пошли на уступки и одновременное ужесточение политического режима, они пошли на некоторую реорганизацию политической системы, власти. Это говорит нам о том, что верхам стало неудобно управлять по-старому. Управление по-старому означало для них небольшой, но реальный шанс потерять контроль над политической ситуацией. Одновременно с этим мы видели и некоторые трения между Путиным и Медведевым, разрыв с Кудриным, к которому по-разному относились Путин и Медведев. Раскол во власти был (пусть и небольшой), но перед лицом демократической угрозы этот раскол был преодолен, трещинка была замазана. Размеры же раскола по сравнению с 90-ми невелики, хотя, с другой стороны, и гибкость государства существенно понизилась. Интересно вспомнить о том, что партия «Справедливая Россия», которую ещё совсем недавно было принято считать «второй ногой путинского режима» оказалась самой левой партией из всех парламентских в отношении дем. движения. Это указывает на то, что предпосылки для раскола в правящем классе есть.

Что нужно понимать про низы? Пока что демократическое движение не проникло глубоко в общество, не захватило его. 100 тысяч для Москвы – не так уж и много. Преимущественно это мелкая буржуазия и буржуазия, на проспекте Сахарова пролетариата и бедноты было всего около 20-ти %, конечно плебеизация протеста проходила в дальнейшем, но едва ли беднота составила более 30-ти %. Исследования контингента на «оккупай Абай» также показывают в целом мелкобуржуазный состав. Одновременно с этим не стоит забывать, что массовые митинги проходили в столицах, но в регионах они быстро стали малочисленными.

Очевидно, что пролетариат на данный момент ещё не стал самостоятельным революционным субъектом, способным возглавить демократическое движение или стать вождём социалистического, хотя он идёт к этому и неизбежно придёт. Может ли таким революционным субъектом стать мелкая буржуазия? Может ли она и организации, выражающие её интересы, сломать хребет режиму госмонополистического капитала? Каково организационное сочетание борьбы мелкой буржуазии и пролетариата, какие формы могут стать началом революционной борьбы? Это – крайне важные вопросы, на которые мы постараемся дать ответ дальше в статье.

Вопрос революционного субъекта – крайне важный вопрос. Вспомним сильнейший общественный подъём 2004-2005 годов в связи с монетизацией льгот. Суммарно за всё время кампании и по всем городам численность массовых выступлений составила более 3-х миллионов человек, что существенно больше суммарной численности массовых акций дем. движения. Если кто-то забыл: тогда в некоторых городах предпринимались попытки штурма администраций, а перекрытия трасс не были редкостью. Движение в смысле территориальной базы было антиподом того, что мы видим сейчас. Массы в областных и средних городах, и почти ничего - в Москве. Однако тогда, несмотря на массовость, радикальность,  это не привело к революционным преобразованиям! Не было революционного субъекта. Политическая организация, возглавившая протест слила его; социальная группа, заинтересованная в протесте, не смогла выдвинуть революционных вождей, не смогла предложить другим социальным группам приемлемых, интересных им условий послереволюционного устройства. А ведь тогда тоже многие левые говорили о складывании революционной ситуации. Вспомним также и массовые забастовки 1998 года. Вспомним и восстание октября 1993 года. Потому не следует слишком оптимистично, некритично относиться к движению, забывать о важности революционного субъекта.

Дополнение в статью от 5 июля

По результатам обсуждения работы на Форуме Революционного Фронта необходимо признать, что пункт статьи в исходном варианте "Революционная ситуация?" не вполне верен. В нём смешаны критерии определения наличия революционной ситуации и условие необходимо для перерастания революционной ситуации в революцию. Для того, чтобы читатель мог сам увидеть, в чём именно путаность этого пункта, приведём ленинское определение революционной ситуации:

Для марксиста не подлежит сомнению, что революция невозможна без революционной ситуации, причем не всякая революционная ситуация приводит к революции. Каковы, вообще говоря, признаки революционной ситуации? Мы, наверное, не ошибемся, если укажем следующие три главные признака:

1) Невозможность для господствующих классов сохранить в неизмененном виде свое господство; тот или иной кризис «верхов», кризис политики господствующего класса, создающий трещину, в которую прорывается недовольство и возмущение угнетенных классов. Для наступления революции обычно бывает недостаточно, чтобы «низы не хотели», а требуется еще, чтобы «верхи не могли» жить по-старому.

2) Обострение, выше обычного, нужды и бедствий угнетенных классов.

3) Значительное повышение, в силу указанных причин, активности масс, в «мирную» эпоху дающих себя грабить спокойно, а в бурные времена привлекаемых, как всей обстановкой кризиса, так и самими «верхами», к самостоятельному историческому выступлению. Без этих объективных изменений, независимых от воли не только отдельных групп и партий, но и отдельных классов, революция — по общему правилу — невозможна. Совокупность этих объективных перемен и называется революционной ситуацией. Такая ситуация была в 1905 году в России и во все эпохи революций на Западе; но она была также и в 60-х годах прошлого века в Германии, в 1859—1861, в 1879—1880 годах в России, хотя революций в этих случаях не было. Почему? Потому, что не из всякой революционной ситуации возникает революция, а лишь из такой ситуации, когда к перечисленным выше объективным переменам присоединяется субъективная, именно: присоединяется способность революционного класса на революционные массовые действия, достаточно сильные, чтобы сломить (или надломить) старое правительство, которое никогда, даже и в эпоху кризисов, не «упадет», если его не «уронят».Таковы марксистские взгляды на революцию, которые много, много раз развивались и признавались за бесспорные всеми марксистами и которые для нас, русских, особенно наглядно подтверждены опытом 1905-го года

Исходя из этого можно видеть, что третья часть пункта "Реолюционная ситуация", начинающаяся словами "Очевидно, что пролетариат на данный момент...", относится уже не к наличию или отсутствию революционной ситуации, а к возможно победы революции, при том очень проблематичном допущении, что революционная ситуация уже сложилась.

Проблемы

Демократическое движение имеет мелкобуржуазный характер, но даже тогда, когда в него включаются пролетарские слои, не видно дифференциации. Индифферентность, политическая и социальная – вот главная характеристика и бич этого движения.

Правые и левые, либералы и националисты, коммунисты и фашисты готовы чуть ли не целоваться на одной площади. Они, конечно, не обязаны бить друг другу морды, но такое сожительство говорит о низкой социально-политической дифференциации движения, политической системы, общества. Не сложились ещё классовые организации, классовые требования, как и классы не сложились до конца. Это движение носит вождистский характер. Причём его вожди, это  -  не сведённые логикой борьбы вместе  и проводящие интересы  разных классов или организаций вожди, нет, его вожди – вожди разных крыльев одного мелкобуржуазного демократического движения. Потому Навальный, Удальцов, Немцов, Яшин и даже Собчак спокойно переносят друг друга.

Движение не может в силу своей организации привлечь достаточных масс. Оно не имеет низовых структур, нет ни территориальных, ни производственных ячеек.

Да и организационная координация и управление движением это – вождистский орг.комитет и череда выкидышей движения.

Выкидыши

Движение и его вожди периодически пытаются породить структуры координации  альтернативной власти, но всё это до сих пор заканчивалось выкидышами.

Первой такой попыткой бала «Инициативная группа» («ИГ»), одним из её застрельщиков был Илья Пономарёв. Инициативная группа просуществовала довольно долго-около 3-х месяцев, она вела работу по координации различных движений от коммунистов до националистов, участвующих в демократическом процессе. Однако несмотря на то, что она объединила большие силы, орг.комитет так и остался править движением, а инициативная группа  фактически была лишь совещательным органом. Её решения не рассматривались всерьёз. Перед смертью «Инициативная группа» трансформировалась в гражданское движение, которое благополучно захватили националисты, после чего о нём мало что слышно.

После разгона «марша миллионов» 6 мая началась череда «оккупаев». «Оккупаи» - массовые скопления людей около какой-то известной точки или на площади. Участники проводят на «оккупаях» от нескольких часов до нескольких дней. Как правило, складывается полевая кухня, некий орган управления, дружина, информационный центр и другие функциональные структуры. Формальных причин для разгона власть до недавних поправок к законам не имела.  В свою очередь на «оккупаях» создавались ассамблеи, как формы координации и самоуправления. Ассамблеи были ответом на вождизм  и,  конечно же,  перегнули палку в обратную сторону. Ни постоянных участников, ни внятного аппарата. Однако они представляли собой всходы вульгарного демократизма, всходы,  которые могли бы стать зачатком новой власти, если бы движение имело больший размах, а в ассамблеях принимали бы участие делегаты от территорий или трудовых коллективов. Но движение не получило размаха, «оккупаи» стали центрами перегруппировки сил, идейной борьбы, но не стали центрами организации новой власти (и не могли ими стать).

Игорь Бакиров, Лев Понамарёв попытались создать новый орган – «Общегражданский форум». В этом  была попытка воспроизвести «ИГ» на более широкой территориальной базе. Общегражданский форум планируется как всероссийский. Однако его заседание было похоже на последний выдох умирающего. В его работе участвовало небольшое число активистов дем. движения. В нем было мало живого. Всё это выразилось в том, что к итоговому голосованию участники хотели поскорее от всего этого отделаться и не приняли даже подготовленных организаторами программных заявлений, отложив это до сентября. Хотя помещение было обширным, выступления проходили с трибуны, а президиум сидел за столиком, эта форма не смогла вобрать в себя живого содержания борьбы.

Все попытки движения создать демократические органы координации (зачатки новой власти) потерпели неудачу.

Тупик ли это? Или просто временные трудности? Каковы связи процессов, протекающих в России с общемировыми процессами? Попробуем взглянуть на всё это с другой стороны, со стороны развития общемировых процессов в РФ.


В контексте мирового революционного процесса

Неверно поступают те, которые желают рассматривать подъём масс в РФ вне общемировых процессов. В современности роль национального государства падает, падает степень изолированности процессов. Мировое разделение труда, формирование общемирового рынка, общемировых финансовых институтов, всё это обуславливает  куда большую экономическую взаимосвязь между процессами, протекающими в разных странах, на разных материках.

Изолированное рассмотрение российского демократического движения не может дать нам верной картины.

Кроме того, что нам нужно увидеть связи, делающие подъём в РФ частью общемирового движения, нам будет полезно сопоставить процессы в РФ со схожими процессами в других странах.

Итак, что мы знаем? Что в последние десятилетия в мире набирает обороты революционный процесс. Восстания происходят уже не только в угнетённых странах, но и в странах – мировых империалистических центрах (Британия, Франция, Греция, Испания, Канада и т.д.). Речь идёт не столько о периодических кризисах капитализма, приводящих к вспышкам классовой борьбы, речь идёт о постепенном углублении противоречий, о сворачивании социальных гарантий в странах Запада, о сокращении доли рабочей аристократии. Это связано, во-первых, с падением нормы прибыли, во-вторых, с ослаблением западных империализмов, в-третьих, с падением мировой социалистической системы. Одновременно с нарастанием противоречий в «старых» капиталистических странах происходило полевение режимов в Южной Америке на волне революционного движения.

Мы знаем, что в 2008 году начался очередной мировой экономический кризис. С началом кризиса подспудно нарастающие противоречия обострились. На сегодняшний день мы видим демократические революции в Египте, Ливии, Тунисе (пока ещё не ясно, остановится ли революционный процесс в этих странах  или начнёт перерастать в социалистическую революцию), видим сильный революционный процесс в Сирии. Во многих странах «арабская весна» была задушена (Бахрейне, Алжире, Йемене). Обострение ситуации в Боливии, развитие массовых выступлений в Греции, Италии, Испании. Мы видели восстания в Британии и Франции, Греции. Мы видели выступления,  близкие к восстаниям и в Восточной Европе. Мы видим движение «окупай» в США, Канаде. Кризис повсеместно ведёт к обнищанию, пролетаризации, к недовольству наёмных работников и разоряющейся мелкой буржуазии. Правительства капиталистов урезают социальные гарантии, демократические свободы. Прошли массовые выступления в Иране, Израиле, Индии. Нарастают стихийные протесты в Китае. Везде, во всём мире нарастает накал борьбы. В Казахстане развитие забастовочной борьбы нефтяников вылилось в расстрел рабочих и восстание. Народ Киргизии сумел сделать аж 2 революции за одно десятилетие!

Одновременно с этим продолжается национально-освободительная борьба народов мира. Борьба афганского, курдского, иракского, народов Северного Кавказа и других также усиливается.

Однако надо видеть, что в целом мировой революционный процесс не имеет ясной направленности, организации ни в этих национальных государствах, ни тем более в интернациональном масштабе. Его классовый характер неясный, малодифференцированный, в целом в большинстве стран он скорее носит пока  «народный» характер, в некоторых странах наоборот видна ведущая роль пролетариата (в Индии в конце февраля прошла стомиллионная забастовка).

Теперь становится видно, что то, что сейчас происходит в России – часть мирового процесса. Причём часть качественно схожая с другими. Та же невнятность целей, та же классовая индифферентность. Нужно, конечно, отметить и историческое влияние «арабской весны», «оккупаев» Запада, греческих восстаний, всего того, что прорвалось через буржуазные СМИ в сознание россиян, вдохновило их. Но в тоже время и переоценивать влияние мировых процессов не стоит. Менее чем 20% в соотношении с ВВП составляют суммарно мировой экспорт и импорт РФ.

Если сопоставить происходящее в РФ с развитием массовых движений в других странах, то будет видно, что в РФ настроение более радикальное, чем, например, в США. В РФ существуют относительно свежие революционные традиции. Жители России, не считают революцию чем-то из ряда вон выходящим. Да, многие ещё осуждают её как метод, но в целом протестующие массы радикализируются. В начале 20 века в России произошло 3 революции, затем 70 лет каждого в школе учили, что революция – благо, ещё одна революция была в 91 (совсем недавно), затем восстание в 1993 году, в странах СНГ революции тоже не редки (о них ниже). Благодаря обилию революционных традиций, нельзя сказать, что для россиян революция это – табу. К сожалению, не так  во многих страна Запада, где революций не случалось уже более ста лет.

С другой стороны в РФ так же,  как и на Западе,  ощущается нехватка революционного субъекта. Конечно РФ не такой сильный империалист как США или ЕС, но сумела-таки воспитать довольно большую прослойку рабочей аристократии, новой мелкой буржуазии. А этой силе, если, что и надо, так это перераспределить сверхприбыли от империалистического ограбления, от монополистических цен. Новая империалистическая мелкая буржуазия, не горит желанием рисковать империализмом, ведь его падение будет означать потерю её доли! В лучшем случае её часть может быть увлечена революцией, остальная занять нейтралитет, в худшем она станет массовой базой фашизма.

Одновременно с этим, в падении Российского империализма заинтересованы империалисты других стран. Классическая мелкая буржуазия, составляющая на сегодня основу движения, объективно является временным союзником (агентом) этих империалистов. Не зря госдума внесла законопроект, обязывающий организации, занимающиеся полит.деятельностью,  указывать себя, как иностранных агентов, в случае финансирования иностранными и международными организациями.

Хотя РФ и империалистическая, хотя есть довольно крупная прослойка рабочей аристократии, в обществе РФ довольно много пролетариата, больше и чем в США, и чем в Египте, в которых много мелкой буржуазии (в США -  новой империалистической, в Египте -классической). Это означает, что если, а скорее всего, когда, движение вследствие ухудшения положения масс углубится, оно станет пролетарским, социалистическим по своему характеру.

Важно, что демократические задачи в РФ весомы, но не стоят так остро, как в Арабских странах, всё-таки ещё довольно много от демократической революции не растрачено.

При этом  режим черпает источники своей стабильности на международной арене в империалистическом ограблении других народов. Это означает, что развитие революционного процесса в РФ, помимо внутренней логики вызревания революционного субъекта, обострения противоречий вследствие усиления эксплуатации на собственной основе, будет существенно зависеть от мирового развития событий.

Так, демократические, национально-освободительные революции в «сферах влияния» РФ будут способствовать ослаблению «нашего» империализма, а значит и пролетаризации населения. Дальнейшее развитие мирового кризиса будет также способствовать обострению противоречий. Ослабление «старых» западных империализмов, приведёт к неустойчивости в среднесрочной перспективе РФ, т.к. экономически РФ сильно завязана на Запад в плане экспорта.

Политические результаты этих процессов будут крайне сильно зависеть от деятельности политических субъектов в РФ.

В контексте «цветных революций» в экс-СССР

В течение последних 10-ти лет в некоторых странах бывшего Советского Союза произошли демократические революции, в других демократическое движение не набрало достаточной силы. Проанализировав эти процессы,  мы сможем лучше понять происходящее в РФ.

Родственность стран бывшего СССР заключается в том, что практически во всех из них государство играет громадную роль в процессе реставрации капиталистических отношений. Ввиду этого государственные структуры и бизнес спаяны ещё теснее, чем это обычно бывает. Коррупция развита крайне сильно. Монополизм существует в т.ч. там, где это не обусловлено степенью концентрации производства, более чем это проявляется в других кап. странах. Государством попираются демократические свободы.

Поэтому демократические задачи играют большóе значение на территории бывшего СССР.

Бывшие союзные республики имеют сходства, но имеют они и свои различия. Прежде всего, они различаются между собой типом экономики и местом в системе «империалист – эксплуатируемая нация». Страны имеют различный классовый состав общества.

Мы остановимся на 3-х странах, где демократические революции победили (Грузия, Украина, Киргизия) и на одной стране, где демократическое движение оказалось слабо (Белоруссия).

В Киргизии почти половина населения занята в сельском хозяйстве, урбанизировано лишь 35% населения. Более трети населения самозаняты или ведут семейный бизнес, т.е. более трети населения  представляют классическую мелкую буржуазию. Такой классовый состав в современном мире сопряжён с нищетой. ВВП на душу населения в Киргизии составляет около 1000$, а средняя(!) заработная плата около 200$ (c учётом паритета покупательной способности относительно РФ это около 370$).

В Киргизии, прошла наиболее глубокая революция, победившая через вооружённое восстание, сломавшая верхушку старой исполнительной власти, сломавшая законодательную власть, установившая временное правительство, и даже на некоторое время фактически приведшая к всеобщему вооружению. Эта революция имела и свои стихийно образованные органы – Курултаи, и свои относительно ясные демократические и социальные цели. Пришедшее в её ходе новое мелкобуржуазное правительство проводило социальные реформы и даже национализировало часть важнейших предприятий.

Грузия в большей мере урбанизированная страна по сравнению с Кыргызстаном (урбанизация -более 50-ти %), при этом в сельском хозяйстве занято около половины населения. ВВП на душу населения - около 3000$, средняя заработная плата - 350 $ (а по паритету 530). Однако особенно сложно оценивать уровень жизни в Грузии по средней заработной плате, т.к. её получает чуть более 20-ти % от экономически активного населения, включая эмигрантов.  Мелкой буржуазии, судя по некоторым статистическим данным, также много.

В Грузии революция произошла практически бескровно, формально без роспуска старых госорганов. Там лишь произошёл захват парламента, и были назначены новые выборы.

При этом в ходе реформ был существенно кадрово сменён госаппарат, а массы добились демократических свобод, с другой стороны трудовое законодательство было ещё больше либерализовано. Также в ходе революции Грузия начала борьбу за национальное освобождение от Российского империализма.

В Украине доля классической мелкой буржуазии существенно ниже, чем в рассмотренных выше примерах - около 18%, урбанизация почти 70%. (по данным Росстата и ЦРУ). Уровень жизни ближе к российскому - средняя заработная плата около 320$ (по паритету - 490$). Работающих по найму - 81 %. ВВП на душу населения - 3600$.

Революция там прошла наименее глубокая. Протесты вынудили отменить результаты выборов президента и провести новые. Социальные реформы хотя и проводились, но носили невнятный характер, а иногда и явно враждебный по отношению к трудящимся. За последнее время значительная часть завоеваний революции потеряна. Демократические свободы сворачиваются, реформа, увеличивавшая роль парламента, объявлена неконституционной и отменена. Национально-освободительная борьба против империализма РФ на государственном уровне практически прекратилась.

Здесь нужно сделать небольшое пояснение относительно трёх вышеприведённых примеров. Уровень жизни в этих странах различается в большей мере, чем можно подумать на основании данных о средних заработных платах: в Грузии, Киргизии, Украине очень разнится доля наёмных работников. Кроме того, если посмотреть на характер революции, то  степень её левизны совпадает не только со степенью бедности, но и с течением времени. Революция в Грузии (2003 год) практически не имела социальной направленности, революция в Украине (2004 год) имела очень слабую социальную направленность, первая революция в Киргизии (2005 год) имела чуть большую социальную направленность, но всё ещё небольшую. И только вторая революция в Киргизии приобрела ярко выраженную социальную направленность наравне с демократической. Это, видимо, связано не только с социальным составом населения Киргизии, но и с тем, что это была вторая революция и с тем, что в это время начался интенсивный мировой революционный процесс.

Теперь, обратим внимание на Белоруссию. Урбанизация – 75%, долю классической мелкой буржуазии доподлинно сложно установить. Можно сделать примерный расчёт. 4,700 млн. -экономически активного населения, около 100 тыс. мелких предпринимателей, 229 тыс. человек – индивидуальные предприниматели. Т.е. мелкой буржуазии около 6.3% !  ВВП на душу населения - 6000$, по паритету почти 14 тыс.! Средняя заработная плата - 400$ (410 в 2010), а по паритету что-то около 740$!

Как известно, все попытки развития демократического движения в Белоруссии закончились поражением.

Теперь вернёмся  к РФ. Урбанизации -75%. ВВП на душу - $13 236, а по паритету 17 $. Средняя заработная плата - 670$, численность классической мелкой буржуазии 5-6 %  от занятых в экономике.

Таким образом, слабость и запоздалость демократического подъёма на наш взгляд связана с малой долей мелкой буржуазии, с относительно высоким империалистическим уровнем  жизни.

Такую гипотезу подтверждает и тот факт, что на Москву, Московскую область и Питер и ленинградскую область приходится более трети всех малых предпринимательских контор и  10% официальных индивидуальных предпринимателей, т.е. абсолютная плотность классической мелкой буржуазии их в этих регионах наивысшая.

Автор, конечно, не берётся утверждать, что раз по тем параметрам, что были выбраны, РФ больше всего походит на Беларусь, следовательно, демократическая революция в РФ невозможна. В РФ есть свои важные отличия от Беларуси. Это - развитый бизнес, не только мелкий. Это - намного большее расслоение при близком уровне жизни. Это - конфронтация с другими империалистическими центрами. Угнетение нерусских национальностей. Большая эксплуатация пролетариата. И конечно то, что внутренний кризис наложился на мировой революционный процесс.

Но какие можно сделать выводы из опыта демократического движения в СНГ и Грузии?

1) Самостоятельная буржуазно-демократическая революция в РФ или невозможна, или будет самой ублюдочной из всех дем. революций в СНГ, т.к. мало классовых сил сущностно заинтересованных в буржуазной демократии, т.к. широкие мелкобуржуазные массы хотя и ненавидят государственные проявления госмонополистического капитализма, но экономически большая их доля связана с империализмом.

2) Демократическая революция в РФ возможна как пролог/элемент социалистической революции, т.е. её в значительной мере совершит пролетариат.

3) В эпоху империализма, если буржуазно-демократические революции не перерастают в пролетарские, то их завоевания очень теряются.

Перспективы и задачи пролетариата в демократическом движении

Пролетариат по-прежнему, по большому счёту, не имеет серьёзной революционной организации.

В демократическом движении из левых играют самостоятельную роль лишь «СР», ЛФ и отчасти ФЛС.

«СР» представляет в движении левую буржуазию, ЛФ - мелкобуржуазные слои, ФЛС - мелкобуржуазные слои, плебс и в незначительной степени пролетариат. Какие задачи могут поставить  пролетарские революционеры в таких условиях, какие изменения в движении объективно необходимы для его развития?

Само собой, развитие революционно-пролетарских организаций, ставящих целью завоевание пролетариатом власти. Давление на представителей левых (не «СРов») в оргкомитете с целью преодоления их вождизма, подчинения, хотя бы мелкобуржуазной левой, хотя бы ФЛС. Борьба за пролетаризацию ФЛС, обретение ФЛС большей политической воли.

Требование скорейшего развития территориальных/производственных широких структур левой и либеральной части движения. Это могут быть и структуры МосСовета, и аналоги ассамблей и какие-то иные формы. Объективно это будет необходимо с вовлечением всё более широких масс в движение. Без этого будет невозможна координация, перерастание движения в народное. Но тут конечно, нельзя перепрыгнуть через наличие или отсутствие инициативы у масс (а её пока в этом деле не очень много).

Работа по соединению социального недовольства в регионах с демократическим движением в Москве.

Объективно же движение с углублением внутренних противоречий в РФ, с усилением мировых экономических проблем, с дальнейшим обнищанием должно будет леветь и вовлекать в себя всё более широкие массы. От левых будет зависеть сколь эффективно будет реализован потенциал пролетариата. Объективно нужно будет бороться за отстранение либералов от контроля за движением, нужно будет бороться за раскол движения. Возможны совместные марши, но если выступать левым не дают в достаточной мере, если интересы трудящихся не озвучиваются с трибуны, то левые только навредят пролетариату, участвуя в совместном митинге. Совместный марш, а после раздельные митинги - и мы посмотрим, на чьи митинги придёт больше народа!

По мере вовлечения всё более широких слоёв нужно бороться за господство пролетариата в движении, нужно бороться за союз пролетариата с мелкобуржуазными массами на условиях пролетариата, с отстранением буржуазии.

Такой союз возможен на следующих принципах, о чём мы ранее писали:

«1) Обобществление всех монополий, установление за ними гражданского/рабочего контроля. Этот лозунг бьёт по корню проблемы, до тех пор, пока в экономике будут господствовать капиталистические монополии, они будут господствовать и в политике. Точнее, нельзя на сколь-нибудь длительный срок победить гос.монополистический капитал в политике, не победив его в экономике. Этот лозунг важен как для пролетариата, освобождающегося от эксплуатации со стороны монополий, так и для немонополистической буржуазии, освобождающейся от давления монополий.

2) Демократическая республика трудящихся. Республика трудящихся – лозунг, приемлемый для мелкобуржуазных слоёв и необходимый для развития сознания пролетариата. Это лозунг, отстраняющий от политической власти монополии. Почему именно так? Почему не парламентская республика? Потому, что: а) существующий режим не разрушил форму парламентаризма; б)  широкие массы с трудом понимают разницу между президентской республикой и парламентской, и разницу между этими формами и существующим сейчас режимом; в) для пролетариата парламентская республика в современных условиях это - не шаг вперёд, это даже не полшага, это четверть шага. Стоит ли поднимать ногу ради того, чтобы сделать четверть шага? Думаю, пролетариат не станет. А вот республика трудящихся, как власть пролетариата и мелкобуржуазных масс – шаг вперёд. Какие формы примет такая республика, предсказать пока сложно. Кроме того этот лозунг вбирает в себя требования свободы слова, собраний, союзов и т.д.

3) Роспуск полиции, ФСБ, старого госаппарата. Невозможно построение нового общества, при сохранении старого карательного аппарата, принесшего столько горя народу и пропитанного духом путинского режима, при сохранении старого госаппарата. Этот лозунг может опускаться, поскольку напрямую связан со вторым лозунгом.

4) Восстановление норм советского трудового законодательства. Уголовная ответственность за его несоблюдение работодателем (напр., за превышение 40-часовой  раб.недели), равная оплата за равный труд. Последняя часть лозунга направлено против рабочей аристократии.

5) Право наций на самоопределение. Народ, кующий цепи другим народам, куёт их для себя.

6) Уравнение всех трудящихся в правах вне зависимости от национальности, в т.ч. в праве на жилище. Необходимо для союза между коренным пролетариатом и приезжим, особенно в крупных городах.

7) Созыв российского учредительного собрания советов рядовых наёмных работников и других трудящихся. Мы не можем требовать власти советов, т.к. советов пока крайне мало и они крайне слабы. Но мы можем и должны добиваться их созыва.»

Это - пролог

В значительной мере, всё, что мы сейчас видим – пролог политической борьбы в РФ. Это -повышение общей культуры политической борьбы. Власть пытается это использовать по-своему, привести систему к Западноевропейскому образцу, когда даже огромные массы, вовлечённые в политику (в т.ч. уличную) неспособны совершить революцию. Но это невозможно. С одной стороны, это и для Запада становится всё труднее ввиду пролетаризации, с другой стороны, российский империализм не настолько силён, чтобы в достаточной мере подкупать население.

Даже если рост этой волны движения не приведёт к складыванию демократической революции, общая политическая активность сохранится на высоком уровне. Те, противоречия, которые вызвали к жизни движение, не разрешены, наоборот, эти противоречия могут только углубляться по мере развития капитализма, реставрации, проседания западного империализма, сложностей с мировой экономической системой.

Из всего, сказанного в работе, ясно, что революция в России может быть либо омерзительно ублюдочной, если она будет возглавлена буржуазией, наименее глубокой, скорее всего, просто переменой лиц; либо пролетарской в союзе с мелкой буржуазии или без такого союза. Никакой другой революции в РФ быть не может.


НКВД

   
| Воскресенье, 19. Ноября 2017 || Designed by: LernVid.com |
JoomlaWatch Stats 1.2.9 by Matej Koval